irenol_5_5 (irenol_5_5) wrote,
irenol_5_5
irenol_5_5

Categories:

Ситуация в стране заставила правительственных экономистов занервничать: пять доказательств тремора

Надо быть честными и с руководством, и с гражданами

Правительственные экономисты нервничают. Наверное, многие бы поспорили с этим утверждением. Я же настаиваю: нервничают, да еще как! И это, на самом деле, вызывает беспокойство, потому что вероятность принятия неправильных решений возрастает. У нас и так-то проблемы с качеством мер экономической политики, а тут еще, оказывается, какой-то тремор присутствует.
Что свидетельствует о нарастающей нервозности?
1. Скандалы с официальной экономической статистикой.
Понятно, что когда в экономике все хорошо, то у властей нет необходимости как-то там подправлять статистику. Другое дело, когда эта самая статистика дает «неправильные» цифры. Сегодня, к примеру, для властей совсем далекими от желаемых являются цифры по динамике реальных располагаемых денежных доходов населения. Вместо того чтобы расти согласно правительственным установкам, они падают: за I полугодие 2019 года на 1,3% в годовом выражении. Даже пересмотр методологии расчета данного показателя, «вдруг» проведенный в начале текущего года, не смог переломить эту тенденцию. Максимум, что удалось сделать в результате методологических ухищрений, это «выправить» в плюс результат по итогам 2018 года: прирост реальных доходов теперь составил за прошлый год аж 0,1%. Но ведь это же скандал, когда ради исправления показателей начинают менять методологию.
Еще одна громкая история — публикация данных Росстата о динамике промышленного производства за июнь 2019 года. Напомню: данные по промышленности в целом (+3,3%) тогда никоим образом не сошлись с данными по отдельным видам экономической деятельности, составляющим эту самую промышленность. Там чисто математически ничего не «билось». Скандал? Безусловно! Но ведь даже ничего не исправили. Таких некрасивых историй и в таком количестве в нашей статистике еще не было. Ну это ли не доказательство нервозности в верхах?
2. Пересмотр ранее принятых решений.
Когда спокойны и уверены, тогда нет необходимости пересматривать принятые решения. Но вот пример: уж, казалось бы, окончательно решили, что новая высокоскоростная железнодорожная магистраль должна пройти от Москвы до Казани. Нет, появляются предложения Минэкономразвития, что железную дорогу необходимо строить только до Владимира.
А сколько не могут определиться с решением об индивидуальном пенсионном капитале? То так решат, то по-другому, теперь нам гарантированный пенсионный продукт (ГПП) обещают. Такая неуверенность — верный признак усиливающегося беспокойства тех, кто вырабатывает подобные решения.
3. Перестраховка в подготовке мер экономической политики.
В качестве примера приведем формулировки из свеженького документа Минэкономразвития, в котором излагается видение нашим ведущим экономическим ведомством как текущей ситуации, так и прогноза на будущее. МЭР в этом документе, в частности, предлагает «дополнительные меры по повышению потенциала экономического роста». Вас ничего не смущает именно в редакции данной формулировки? Обратите внимание: речь идет не о том, как ускорить экономический рост, а только о том, как повысить потенциал этого роста. То есть, если не получится с ростом, всегда можно будет сказать, что эти меры предполагали только повышение потенциала, а то, что потом потенциал не реализовался в повышенный экономический рост, — это уже другая проблема.
Понимаю, кто-нибудь скажет, что я придираюсь, крючкотворствую. Поверьте моему опыту (я много лет проработал в правительственных структурах): все эти формулировки не случайны. Боятся ответственные товарищи, перестраховываются.
4. Разногласия, полемика между ведомствами.
Это тоже отличительная черта последнего времени — различные министерства и ведомства начинают публично спорить друг с другом. Нет, в принципе это нормально, когда есть разные точки зрения, в споре, как известно, рождается истина. Не совсем нормально другое, когда выяснение правоты происходит публично. В качестве примера таких публичных дискуссий я бы назвал спор между Минэкономразвития и Банком России по поводу того, есть ли сегодня в российской экономике «пузырь» на рынке потребительского кредитования или нет. Уже много последних месяцев спорят, все не договорятся.
5. Алармистские настроения: «Все пропало!»
Ярче всего подобные настроения проявляются у Счетной палаты РФ. В частности, известна позиция ведомства Алексея Кудрина по поводу того, как плохо обстоят дела с реализацией национальных проектов. Счетную палату понять можно. Когда будут подводить итоги провальных нацпроектов, всегда можно будет сказать: «А мы предупреждали».
Итак, нервозность налицо. А почему, собственно говоря? Что волнует правительственных экономистов? Причин опять же несколько.
Во-первых, они, похоже, не очень-то и понимают, что происходит. Если бы все правильно понимали, то вряд ли экономика находилась бы в состоянии «около нуля». Если бы все правильно понимали, то опять же вряд ли бы приняли, к примеру, решение о повышении пенсионного возраста. И повышать ставку налога на добавленную стоимость (НДС) с 18% до 20% тоже не стали бы с 1 января 2019 года. Как показывают бюджетные итоги I полугодия 2019 года (профицит федерального бюджета за этот период составил огромную сумму — 1,7 трлн рублей), никакой срочной экономической необходимости ни в повышении пенсионного возраста, ни в увеличении ставки НДС не было.

ссылка
Tags: Россия, общество, финансы, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments